Валентин Викторович Тимофеев, советник президента Ленинградского отделения ВПА, не просто обладатель редчайшей коллекции, он и сам своими руками создает настоящие шедевры - авторские образцы мирового уровня. Но в этот раз мы не продолжаем знакомить вас с этим искусством. Хотим обратить ваше внимание на другое - уголовно - правовые последствия, связанные с оборотом таких шедевров с учетом требований ФЗ "Об оружии". Проблема эта, как вы знаете, мировая, а не только наша. В России ряд новых законодательных инициатив и проблем на этот счет бурно обсуждается. Как же обстоят дела в этом вопросе на 1 января 2015 года?

about weapon 1…..Семечки, гармонь, картуз, и чуб намасленный из-под него, да еще «косоворотка», сапоги в «гармошку» и финка за голенищем.. 
Давно, и как-то не заметно ушли сапоги, яловые и хромовые, кирзовые и брезентовые, покрытые пылью, надежные и теплые, а еще раньше картуз и гармонь. Все это ушло и не вернулось, пожалуй, только финка да закон, запрещающий ее, до сих пор живы. Закон, как печатали на бумаге, так и печатают до сих пор, бумага все стерпит. 
А финка? А финка почему-то жива. Много раз меняла она себе имя и фамилию, однако, всегда оставалась ножом. Где его, нож, только не увидишь: и в тайге у костра, и у бойца на поясе, и у монтажника на работе, и туриста без ножа не бывает это, не считая рыбаков и охотников! По всей истории человечества путешествует нож, где-то с «визой», а где-то - контрабандой. 
Много разного создал человек, многое и кануло в вечность, однако, нож «залип» в руке человека не отпускает его, помогая ему, служа верой и правдой. И не просто остается, а становится все лучше и лучше. Появляются новые стали, возрождаются старинные технологии, дамаском и булатом уже никого не удивишь. И форма, и конструкция ножа уже давно перешагнула все существующие границы человеческого творчества. И в каждой местности, да, что там местности, у каждого мастера свои любимые типы и формы ножа, и сталь у каждого своя, у кого - рессорная, у кого - подшипниковая, и у каждого свои поклонники и коллекционеры. И любят они похвастаться своими ножами друг перед другом. И рождаются, и плывут туманом в разные стороны рассказы и легенды о знаменитом кузнеце «дяде Васе» или мастере «Кузьмиче». А сколько ножевых выставок каждый год проходит по стране! Чего там только не увидишь, а увидишь, так не перескажешь. И гуляет кузнечная вольница по стране на выставках и ярмарках, радуя своих посетителей пышущими горнами, и перезвоном молотков. 
Однако, хотелось бы выделить из всего количества ножей, да и не только ножей, но и вообще - холодного оружия - художественное оружие и не просто художественное, а авторское, художественное, холодное оружия. Мы с Вами заметили, что финка не пропала, холодное оружие не исчезло, вопрос - куда же оно девалось - не вопрос. И прежняя финка востребована и огромное количество нового появилось на рынке. 
Самые лучшие мастера стали художниками, и они-то и дали новое место холодному оружию. Оказывается, любоваться можно не только цветущей сакурой, предметов для любования и у нас в стране хватает, вот и создали художники-оружейники оружие, достойное любования. Ушло оно с поля боя,с пояса переместилось в коллекции, украшая интерьеры залов и кабинетов. Впрочем, при костюмах тоже осталось и не портит костюм, а воссоздает его историческое прошлое, либо образует что-то совсем новое. 
Оружие потребовало себе другой статус, - статус произведения искусства, т.е. стало принадлежать к оружию, имеющее культурное назначение, говоря казенным языком. Вот так и появилось авторское, холодное, художественное оружие, и можно гордо заявить, что родиной этого вида художественного оружия стала наша страна – Россия. 
Однако, как же тяжело оно рождалось! Это если не брать в расчет, что это новое направление, если не считать, что в советское время культура создания оружия практически была утеряна и т.д. и т.д., а просто посмотреть, что в «Законе об оружии» написано. А там черным по белому написано, что нельзя никому и ничего, будь то упомянутая нами финка или произведение искусства, которым восхищается весь мир. Нельзя и все тут. Ничего нельзя, художникам, ну хоть плачь... 
«Но как могло оказаться возможным, что нашлось достаточно оружейников, рискнувших создать Гильдию в стране, где изготовление и показ клинкового оружия - вне закона?» восклицает потрясенный увиденным известный французский журналист Френсис Э. Энглейд. Речь идет о Российской гильдии мастеров оружейников. 
Вот так и создали, и работаем уже больше пятнадцати лет, выставляемся, издаемся, публикуемся, и надеемся, что закон все-таки повернется к нам лицом. 
Есть такое определение в законе, как оборот оружия, это значит то, чтобы вы с оружием не делали или просто имели его, все это входит в оборот, даже если корову на рукояти нарисовать шариковой ручкой, потому, что художественная отделка тоже входит в понятие оборота, и как и все - тоже запрещено, а уж при слове «транспортировка оружия» - самому хочется на пару лет в тюрьму сесть. 
Ну и для иллюстрации как живется художникам – оружейникам, одну историю, которую от любого оружейника можно услышать и она у каждого своя. 
Как-то заказал мне один «радикулитчик» трость сделать, ходить ему сложно, а годы были в конце девяностых и еще здорово «пошаливали», он и попросил сделать ее со стилетом. Человек он был не бедный и охраны хватало, но общая атмосфера авантюризма повлияла и на него. А поскольку он был человек тонкого вкуса и эстет, я взялся за работу, потому как можно было сделать интересную вещь. За год управился, да еще и трубку курительную с кинжалом сделал. С точки зрения закона - я был кругом виноват: и оружие, и скрытое, и гарнитур из двух предметов. Но работа удалась, надо было на нее паспорт авторский выписать, сфотографировать и готовить для публикаций, то ли в альбом пойдет, то ли в альманах, то ли еще куда. 
Фотографировать ее очень сложно- она длинная и не всякий фотоаппарат сможет сделать нужное качество, вот и пошел я просить своих кремлевских друзей - фотографов помочь мне. Позвонил, договорились. Работа на самом деле ему предстояла не простая. Вышел я из метро, подошел к Боровицкой башне, вызвонил приятелю, он вышел, стоит ежится. Дело было в марте, очень холодно, моросило, короче погода - хуже некуда. Но мне нужно было показать ему какие ракурсы снять и сколько кадров сделать. «Давай под арку зайдем, - говорит - сегодня четверг - выходной день, народу мало, мешать не будут». Я: «А вахта?» А на вахте, наверное, по случаю выходного дня капитан стоял, серьезный такой. «Да я уговорю его, мы же в Кремль проходить не будем». - «Ну, давай!». Приятель объяснил капитану, кивая в мою сторону, что я - художник, сделал трость и мол ее сфотографировать нужно. А то, что там стилет он и сам не знал, а я тоже промолчал, надеясь на «авось». 
Капитан и правда, молча, разрешил нам под аркой встать. Стоим, я долго и нудно показываю другу, что сфотографировать нужно. Долго и нудно, потому что капитан оказался настоящим капитаном, он встал у меня за спиной и не то, что не отходил, он даже головой не вертел по сторонам, не спуская с меня глаз. А мне нужно и клинок фотографировать, обнажить его, какая может быть публикация оружия без клинка? Делать было нечего. Думаю - была не была и говорю приятелю: «Вот смотри, видишь на рукояти два цветочка? С одной стороны и с другой тоже?» Он смотрит и говорит: «Вижу». «Ну, хорошо - говорю - Если одновременно на них нажать», а капитан между тем тоже разглядывает эти цветочки, смотрит, что нажать надо, видимо на всякий случай, а у меня там небольшая механика была - два толкателя стояли не сильных, но когда на эти цветочки я нажал, то фиксаторы вышли из замков и рукоять с клинком выбросило только так (!!!). И что получается? А получается, значит так: в правой руке у меня стилет с рукоятью, и с серьезным клинком, правда красивым, а в левой - трость. Короче, на лицо вооруженный преступник, уже с оружием в руке, готовый к проникновению. Ну, а дальше все просто, - не интересно вы, наверняка, слышали, как где-то на реке далеко-далеко гудит пароход, ну вот и я услышал, только у себя за спиной, правда до сих пор не могу понять - как гудок может складываться из всех слов сразу. Однако, я думаю капитан гораздо умнее меня был и догадался, что за трость у меня, потому как погудел он еще явно для порядка и отпустил нас с богом. Да и глаза у него добрые были. 
К чему я эту историю рассказал? Так ведь это просто надо было собственную работу только сфотографировать, а её же еще надо было сделать. 
А вы знаете как мы проводим выставки в Кремле, Государственной думе? А однажды - даже на улице Житной, в главном управлении МВД проводили. И что же самое главное в проведении выставок? Правильно! Довезти до места выставки, потому, как и в метро и в электричке тебя могут остановить и начнется тогда «веселая жизнь», которая может не так удачно закончится, как у меня под аркой Боровицких ворот. 
Конечно, мы делаем все, чтобы легализовать нашу профессию, чтобы жить в правовом поле, как и все законопослушные граждане. Вот уже лет двадцать, как на работу ходим в Государственную Думу и по различным министерствам, уговаривая депутатов с чиновниками -внести поправки в закон об оружии. Впрочем, и уговаривать особенно не нужно, большинство из них люди вменяемые и правильно понимают нашу работу, соглашаются с нами, с восторгом разглядывая наши работы. 
Родимцева Ирина Александровна, дочь маршала, будучи директором музеев Московского Кремля, не испугалась и первая признала нас и пустила в Кремль, разрешив провести выставку в Парадном вестибюле Оружейной Палаты Московского Кремля. Это ей принадлежат слова: «Вы, создаете антиквариат будущего!» 
И таких как мы на самом деле не мало, это и антикварное оружие, и копии и реплики его и вообще - любое оружие, представляющее культурную ценность. 
И вдруг, как гром среди ясного неба, новость: появляется постановление Конституционного Суда об оружии, представляющем культурную ценность. Кому интересно почитать весь этот документ - я даю название и его можно просмотреть, он в открытом доступе. 
Постановление Конституционного Суда РФ от 17 июня 2014 г. N 18-П "По делу о проверке конституционности части четвертой статьи 222 Уголовного кодекса Российской Федерации и статей 1, 3, 6, 8, 13 и 20 Федерального закона "Об оружии", в связи с жалобой гражданки Н.В. Урюпиной" 
Ну, а кому некогда или не очень интересно читать все постановление, в двух словах расскажу потому, что это может быть решением почти всех наших двадцатилетних правовых проблем. Но по любому о нас узнали, услышали, на нас обратили внимание и будем надеяться, что мы сможем смело ходить с гордо поднятой головой, за нашу профессию, за нашу работу. 
И так, что же произошло. 
Некая гражданка Урюпина Н.В. была задержана (к нашему, как выяснилось позже, общему счастью) нашими бдительными правоохранительными органами за попытку продать немецкие армейские кортики времен Веймарской республики. Мировой судья, рассматривавший дело, признал ее виновной в покушении на незаконный сбыт холодного оружия, с чем согласились вышестоящие судебные инстанции. И, хотя Урюпина Н.В. была освобождена от наказания по амнистии, не успокоилась, однако, и продолжала настаивать на своей невиновности. И от мирового судьи до конституционного суда добралась всего (!) за 9 лет. 
Впрочем, подобное происходило и раньше. Наверное, впервые на это обратили внимание, когда арестовали одного коллекционера, зашедшего в Исторический музей оценить кремневый пистолет. Во время суда выяснилось, что это все-таки оружие, так как эксперты смогли произвести из него выстрел. Правда - в лаборатории и при помощи автомобильного аккумулятора. Тогда-то судья подумал и изрек, что оружие может иметь два назначения: оружие не только в качестве оружия, но и оружие, как историческая ценность. Тогда всё обошлось, пистолет уничтожать не стали, виновному дали, что-то около двух лет условно, - повезло. 
И постановление Правительства после этого появилось, об оружии, имеющем культурную ценность. Однако, было все очень зыбко и не понятно. 
Кстати, еще была история с двумя антикварными дуэльными пистолетами, которые милиция изъяла прямо с витрин аукционного дома «Гелос». Там было все очень серьезно -«МК» собрали пресс-конференцию, на которую собралась практически вся столичная и федеральная пресса, телевидение, эксперты всех видов и учреждений, конечно, чиновники из МВД и Министерства культуры и даже пригласили наших художников-оружейников. А на фуршете было вино с наклейками, на которых была изображена пара этих самых конфискованных пистолетов. 
Однако, только гражданке Урюпиной Н.В. и удалось добраться до Конституционного суда и добиться пересмотра ее дела. 
И на этом трепетно, затаив дыхание, стоя на цыпочках, внимательно прочитаем, что постановил Конституционный Суд Российской Федерации по поводу несгибаемой гражданки Урюпиной Н.В.: 
Постановление суда 
1. Признать положение части четвертой статьи 222 УК Российской Федерации, предусматривающее уголовную ответственность за незаконный сбыт холодного оружия, и находящиеся во взаимосвязи с ним положения статей 1, 3, 6, 13 и 20 Федерального закона "Об оружии" соответствующими Конституции Российской Федерации в той мере, в какой ими устанавливается механизм защиты от противоправного оборота холодного оружия, владение которым потенциально угрожает общественной безопасности, жизни и здоровью людей. 
2. Признать положение части четвертой статьи 222 УК Российской Федерации, предусматривающее уголовную ответственность за незаконный сбыт холодного оружия, не соответствующим Конституции Российской Федерации, ее статьям 19 (часть 1), 35 (части 1 и 2) и 55 (часть 3), в той мере, в какой - в системе сохраняющего неопределенность правового регулирования оборота холодного оружия, имеющего культурную ценность, приводящую к его произвольному истолкованию и применению, - данное законоположение не предполагает возможность учета специфики использования такого оружия и не позволяет лицу, желающему реализовать его как предмет, имеющий культурную ценность, осознавать общественно опасный и противоправный характер своих действий, а также предвидеть их уголовно-правовые последствия. 
3. Дело гражданки Урюпиной Натальи Владимировны подлежит пересмотру в установленном порядке с учетом настоящего Постановления. 
4. Настоящее Постановление окончательно, не подлежит обжалованию, вступает в силу немедленно после провозглашения, действует непосредственно и не требует подтверждения другими органами и должностными лицами. 
5. Настоящее Постановление подлежит незамедлительному опубликованию в "Российской газете", "Собрании законодательства Российской Федерации" и на "Официальном интернет - портале правовой информации" (www.pravo.gov.ru). Постановление должно быть опубликовано также в Вестнике Конституционного Суда Российской Федерации. 
Вот так! И как «доносит разведка», МВД уже подготовило поправки к «Закону об оружии», сейчас их рассматривает Правительство, правда что-то очень долго, но надеемся, что новые поправки внесут ясность в «Закон об оружии» и все мы - и мастера, и художники, и коллекционеры будем точно знать, что нам может быть всё-таки, и за что?

Валентин Тимофеев,
Почетный член клуба "Союз искусств" Ленинградского отделения ВПА,
Государственный эксперт по авторскому холодному оружию,
член Экспертного совета Комитета ГД Федерального собрания РФ
по безопасности (тел. 8965 185 1111; http://dormantdragon.ru/).

Ленинградское РО ВПА МПА: Email: info@rusipa47.ru, сайт: www.rusipa47.ru, тел/факс: +7 812 291 35 59

vk rusipa47   facebook rusipa47  instagramm rusipa47  tweet rusipa47  rusipa47 skype

18581883

Российская Империя
(1858-1883 г.г.)

18831917

Российская Империя
(1883-1917 г.г.)

18831917

Республиканская Россия
(1917-1918 г.г.)

19181924

РСФСР
(1918-1924 г.г.)

19241991

СССР
(1924-1991 г.г.)

18831917

Российская Федерация
(с 1991 г.)