Международное полицейское взаимодействие в рамках Интерпола строится на определенных основополагающих началах (принципах). Их можно подразделить на общие и специальные. К общим следует относить следующие принципы.

ПРИНЦИП УВАЖЕНИЯ И СОБЛЮДЕНИЯ ПРАВ И СВОБОД ЧЕЛОВЕКА.

Рассматриваемый принцип заложен в ст. 2 Устава Организации, где указано, что взаимодействие учреждений уголовной полиции осуществляется не только в рамках национальных законодательств, но и «в духе Всеобщей декларации прав человека», которая была принята 10 декабря 1948 г. в рамках Организации Объединенных Наций. В сфере уголовно-процессуальных правоотношений прежде всего необходимо четкое соблюдение права каждого человека на личную неприкосновенность. «Никто не может быть подвергнут произвольному аресту, задержанию или изгнанию»[1]. Именно поэтому лицо может разыскиваться по каналам Интерпола с целью выдачи (что, в свою очередь, повлечет его задержание и арест) только при наличии акта компетентного органа запрашивающего государства, позволяющего ограничить свободу человека.

При взаимодействии полицейских служб разных стран идет постоянный обмен информацией между ними. Эта информация зачастую касается и личной жизни граждан, вмешательство в которую противоречит основополагающим правам человека. Опасность же информатизации заключается в возможности использования информации для злоупотреблений. В связи с этим в 1974 г. была принята резолюция «О конфиденциальности сведений», которая потребовала от Национальных центральных бюро и Генерального секретаря учитывать при обмене информацией принцип охраны личных прав граждан[2]. Функция по недопущению произвольного вмешательства в личную жизнь граждан и разглашения информации личного характера в рамках Интерпола позднее была возложена на Наблюдательный Совет по внутреннему контролю архивов Интерпола. Исходя из цели Правил международного полицейского сотрудничества и внутреннего контроля за архивами Интерпола, Наблюдательный Совет следит за тем, чтобы при обработке и передаче полицейской информации в рамках системы сотрудничества Интерпола не возникало каких-либо злоупотреблений и предотвращались любые угрозы личным правам граждан.

Кроме того, Интерпол всегда стремился к тому, чтобы работники полицейских учреждений в своей деятельности не нарушали права человека. Этому должны были способствовать принятые решения, касающиеся изучения прав человека в полицейских образовательных учреждениях стран-участниц. Так, Генеральная Ассамблея в своей резолюции № 3, принятой на 18-й сессии в 1949 г., рекомендовала, чтобы во всех школах по подготовке полицейских особое внимание уделялось признанию в процессе обучения права любого лица, подозреваемого в нарушении уголовного закона, а также иных лиц на справедливое и человечное обращение. В той же резолюции указывалось, что «все акты насилия или негуманного обращения, то есть те, которые попирают человеческое достоинство, совершенные полицией при осуществлении своих судебных и уголовных полицейских функций, должны быть преданы правосудию»[3]. В 1976 г. Генеральная Ассамблея Интерпола заслушала на своей 45-й сессии доклад о работе Организации Объединенных Наций над проектом Кодекса поведения должностных лиц правоохранительных органов. На 63-й сессии в 1994 г.

Генеральная Ассамблея приняла резолюцию «Подготовка по правам человека в полицейских колледжах», в которой членам Организации было рекомендовано предпринимать меры для обеспечения преподавания в полицейских колледжах курса «Права человека»[4].

Интерпол также претворяет принцип уважения прав и свобод человека в жизнь, обеспечивая выдачу лиц, совершивших деяния, признаваемые преступлениями в соответствии с международными конвенциями и попирающие основные права и свободы человека. Большинство таких конвенций приняты в рамках Организации Объединенных Наций, и Интерпол, основываясь на ст. 2 своего Устава, всегда рекомендовал своим членам ратифицировать такие международные соглашения. К таковым можно отнести Конвенцию 1984 г. против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания, в ст. 4 которой говорится, что государства-участники предпринимают все меры, необходимые для признания пыток преступлением. Статья 8 Конвенции 1984, г. указывает, что данное преступление влечет выдачу, и государства-участники обязаны включать его в соответствующие двухсторонние, соглашения. При отсутствии же двусторонних соглашений о выдаче Конвенция является достаточным основанием для выдачи[5]. При взаимодействии государств в рамках Интерпола не признаются в качестве основания для отказа в выдаче за применение пыток политические мотивы. В статье 8 Конвенции о борьбе с торговлей людьми и с эксплуатацией проституции третьими лицами 1949 г. предусматривается, что сводничество, склонение или совращение в целях проституции другого лица, эксплуатация проституции другого лица, содержание дома терпимости, или управление им, или сознательное финансирование или принятие участия в финансировании дома терпимости, сдача в аренду или аренда здания или другого места в целях проституции рассматриваются как преступления, влекущие за собой выдачу. И в данном случае Интерпол не отказывает в розыске лица, совершившего какое-либо из указанных преступлений по политическим мотивам. В соответствии со ст. 3 Дополнительной Конвенции об упразднении рабства, работорговли и институтов и обычаев, сходных с рабством, к преступлениям относятся деяния по перевозке или попытке перевозки рабов из одной страны в другую какими бы то ни было транспортными средствами или соучастие в таковых деяниях. В связи с этой Конвенцией Генеральный секретариат Интерпола просит Национальные центральные бюро сообщать обо всех случаях рабства, которые станут им известными. На основе поступившей информаций Генеральный секретариат Интерпола направляет в Центр по правам человека Организации Объединенных Наций итоговый отчет. Международная организация уголовной полиции также, руководствуясь статьей XI Международной конвенции о пресечении преступления апартеида и наказании за него 1973 г., не относит к политическим преступления, которые подпадают под эту Конвенцию (лишение члена или членов расовой группы или групп права на жизнь и свободу личности, умышленное создание для расовой группы или групп таких жизненных условий, которые рассчитаны на ее или их полное или частичное физическое уничтожение, эксплуатация труда членов расовой группы или групп и др.).

В целях реализации рассматриваемого принципа Международная организация уголовной полиции плодотворно сотрудничает с Комиссией Организации Объединенных Наций по правам человека, Международными трибуналами по Руанде, Сьерра-Леоне и бывшей Югославии, другими международными организациями.

РАВЕНСТВО ВСЕХ СТРАН-УЧАСТНИЦ.

Все страны, входящие в Интерпол, наделены равными правами, независимо от размера их финансовых взносов в бюджет Интерпола. Это проявляется, прежде всего, в том, что все делегации, присутствующие на Генеральной Ассамблее, имеют при голосовании по одному голосу.

И даже если страна-участница не сможет уплатить взнос в бюджет Организации, она не будет лишена права голоса по наиболее важным вопросам повестки дня Генеральной Ассамблеи Интерпола (например изменение Устава Организации).

УВАЖЕНИЕ ГОСУДАРСТВЕННОГО СУВЕРЕНИТЕТА СТРАН — ЧЛЕНОВ ИНТЕРПОЛА.

Сотрудничество полицейских органов в рамках Интерпола основано на действиях, предпринимаемых этими органами на территории своих стран и в строгом соответствии с их национальным законодательством. В каждой стране особым государственным актом должно быть закреплено место Национального центрального бюро в общегосударственной системе борьбы с преступностью, четко очерчены полномочия, объем и характер компетенции во взаимодействии с правоохранительными органами своей страны. В соответствий с принципом уважения суверенитета решения органов Международной организации уголовной полиции носят для ее участников рекомендательный характер. В то же время Национальные центральные бюро на местах должны предпринимать в рамках своих национальных полномочий все возможные меры, содействующие проведению в жизнь решений Организации на территории их стран. Ни сотрудники Генерального секретариата Интерпола, ни сотрудники полицейских служб других государств не могут осуществлять деятельность на территории суверенного государства, если они не получили на это разрешения соответствующих властей. Кроме того, для соблюдения принципа суверенитета государств-участников существует норма ст. 3 Устава Организации. И в этом положительная сторона данной статьи, ибо она очень важна для обеспечения взаимодействия полицейских служб стран с различными политическими системами, идеологиями и религиями.

ПРИНЦИП ОБЕСПЕЧЕНИЯ НЕОТВРАТИМОСТИ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ЗА СОВЕРШЕННОЕ ПРОТИВОПРАВНОЕ ДЕЯНИЕ.

Обеспечение неотвратимости ответственности, но только за совершенное конкретным лицом деяние — цель, к которой должна стремиться система органов уголовного преследования и суда любого государства. Данный принцип определяется предпринимаемыми указанными органами действиями, направленными на защиту законных интересов граждан, государства и общества. Принцип обеспечения неотвратимости ответственности означает, что полицейские службы должны гарантировать, что любое лицо, независимо от своего служебного или материального положения, иных обстоятельств, в том числе своего местонахождения, понесет заслуженное наказание за совершенное им противоправное деяние. Следует учитывать, что неотвратимость ответственности обеспечивается деятельностью не только милиции или полиции, но и прокуратуры, иных правоохранительных органов, которые должны оперативно выявлять лиц, совершивших преступления, изобличать их в противоправных деяниях.

Суды же, в свою очередь, должны выносить справедливые решения, основанные на законе. Однако, к сожалению, реализовать надлежащим образом этот принцип не удается ни одному современному государству. Все ситуации, когда правонарушитель не несет заслуженной ответственности, негативно сказываются на правосознании гражданского общества. Резко падает престиж действующих законов. Нераскрытыми остаются чаще всего наиболее тяжкие и особо опасные преступления, а также «преступления с иностранным элементом».

Среди специальных принципов необходимо выделить следующие.

ПРОТИВОДЕЙСТВИЕ ТОЛЬКО ОБЩЕУГОЛОВНЫМ ПРЕСТУПЛЕНИЯМ.

Еще в 1946 г. Международная организация уголовной полиции определила, что ее деятельность по предупреждению преступности и борьбе с ней ограничена только общеуголовными преступлениями, что должно было гарантировать нейтралитет Организации и уважение суверенитета государств. Общеуголовными преступлениями можно считать виновные общественно опасные деяния, которые подлежат наказанию в соответствии с уголовным законодательством большинства стран — участниц Организации и не носят политического характера. Полицейские органы при совместных действиях должны обращать внимание только на ту классификацию преступлений, относительно которой имеется согласованность. Принцип закреплен в ст. 3 Устава: «Организации строго запрещается любое вмешательство или деятельность политического, военного, религиозного или расового характера»[6]. После принятия Устава Интерполу пришлось давать толкование в отношении данной статьи, так как до настоящего момента возникает немало споров о целесообразности ее включения в Устав. Объясняется это тем, что, с одной стороны, такое невмешательство Интерпола служит сдерживающим фактором и позволяет избегать влияния на отдельные государства, с другой стороны, как считает ряд экспертов, Интерпол остается в стороне от сотрудничества по предотвращению преступлений, имеющих политическую, военную, религиозную или расовую подоплеку, а в сущности своей являющихся обычными общеуголовными преступлениями. Надо отметить, что оправданным является второй подход, так как изменение ст. 3 позволило бы Интерполу участвовать в борьбе с такими преступлениями, как терроризм и геноцид военного, политического, религиозного или межнационального характера, без каких-либо оговорок. Кроме того, с развитием международного права стало, например, возможным выдавать при соблюдении некоторых условий лиц, совершивших преступления по политическим мотивам. Первой попыткой устранить абсолютность нормы ст. 3 Устава Интерпола стало принятие в 1951 г. резолюции AGN/20/ RES/11, сформулировавшей так называемую теорию преобладания, в соответствии с которой Организация не считает себя связанной квалификацией преступления в запрашивающем государстве как общеуголовного, а проверяет запрос на основе сложившейся практики на предмет преобладания в составе преступления политической либо общеуголовной компоненты. В 1984 г. впервые было решено при соблюдении определенных условий обрабатывать запросы в отношении террористической деятельности.

Следует отметить, что ограничение, заложенное в ст. 3 Устава, применяется как к Генеральному секретариату, так и к членам Организации. Первый должен воздерживаться от предоставления помощи в случаях, указанных в статье (поступающие от Национальных центральных бюро запросы проверяются на предмет соответствия ст. 3 Устава и могут быть отклонены в случае противоречия с ее положениями), а последние, вступая в Интерпол, принимают на себя обязательство строго соблюдать в своих взаимоотношениях с Организацией Устав. Например, если Организация дает согласие на размещение в базе данных запроса от государства-члена, другое государство свободно в квалификации преступления как политического. В то же время, если Интерпол откажет в размещении в своей базе запроса на основании ст. 3 Устава, государство-член может направить свой запрос по другим каналам (через другие организации или дипломатические учреждения).

Для того чтобы определить, противоречит ли запрос требованиям ст. 3 Устава, Интерпол делает различие между:

  • деяниями, которые по своей природе являются политическими, религиозными, военными или расовыми и которые автоматически подпадают под действие ст. 3 (нарушение законов о средствах массовой информации, занятие религиозной деятельностью и т. п.);
  • запросами, изучаемыми подробно для определения преобладающей сущности преступления. В последнем случае исследуется, была ли связь между целями обвиняемого и потерпевшими и проводится анализ по трем критериям, определенным Генеральной Ассамблеей: место совершения преступления, правовое положение потерпевших и общественная опасность (серьезность) деяния.

Аналогичные критерии применяются к запросам государств-членов или международных трибуналов, направляемых с целью розыска и выдачи лиц, обвиняемых в нарушении международного гуманитарного права[7], что не дает возможности избежать наказания лицам, совершившим преступления по политическим основаниям, либо лицам, занимающим государственные посты.

ВСЕОБЩНОСТЬ ПОЛИЦЕЙСКОГО СОТРУДНИЧЕСТВА.

Любая страна — участница Интерпола может взаимодействовать с другой, и это взаимодействие не должно быть затруднено географическими или языковыми факторами. Как правило, Национальные центральные бюро уведомляют Генеральный секретариат о своих двусторонних контактах и о результатах такого сотрудничества.

ФУНКЦИОНАЛЬНЫЙ ПРИНЦИП СОТРУДНИЧЕСТВА[8].

Любой орган полиции или уголовного преследования может извлечь пользу из международного сотрудничества полиции независимо от своего официального названия. В этом смысле под уголовной полицией понимаются функции, а не сама система органов. Интерпол через Национальные центральные бюро соответствующих стран взаимодействует со всеми государственными органами своей страны, в функции которых входит предупреждение, раскрытие и расследование уголовных преступлений, а также розыск преступников и без вести пропавших лиц.

ГИБКОСТЬ И ОПЕРАТИВНОСТЬ МЕТОДОВ РАБОТЫ.

Руководствуясь принципами, предназначенными для обеспечения непрерывности и преемственности, структурные подразделения Интерпола используют в своей работе методы достаточно гибкие, легко изменяемые и оперативные, учитывая существование большого разнообразия социальных и политических структур, а также ситуаций, возникающих в различных странах мира[9].

В соответствии с этими принципами в подразделениях Интерпола нет детективов или агентов, обладающих наднациональными полномочиями, которые ездили бы по разным странам и задерживали бы правонарушителей, расследуя конкретные дела[10]. Международное полицейское сотрудничество зависит прежде всего от действий, предпринимаемых полицейскими органами стран-участниц, которые могут обеспечить информацией и помощью, а также послать запрос, вне зависимости от обстоятельств.

Надо также иметь в виду, что Деятельность Интерпола никогда не являлась секретной. Организация действует в рамках своего Устава и определенных им целей и служит интересам правосудия. Заинтересованные органы и журналисты всегда могут получить необходимую информацию, если это не противоречит профессиональной этике. Граждане государств-членов, полагающие, что деятельность Организации может нанести ущерб их личным интересам, могут обратиться в Наблюдательный Совет по внутреннему контролю архивов Интерпола.

Исходя из текста Положения о Национальном центральном бюро Интерпола в Российской Федерации[11] (п. 4), кроме вышеперечисленных принципов сотрудники бюро в своей деятельности руководствуются следующими принципами.

ПРИНЦИП ЗАКОННОСТИ.

Выполняя свои должностные обязанности, сотрудники Национального центрального бюро должны строго следовать и обязаны точно исполнять нормы как национального законодательства, так и международного права. Запросы, противоречащие Конституции Российской Федерации и федеральным законам, а также Уставу Интерпола, подлежат возврату органу, их направившему.

ПРИНЦИП ГУМАНИЗМА.

Гуманизм подразумевает признание ценности человека как личности, признание его права на свободное развитие и проявление своих способностей. По нашему мнению, разработчики Положения хотели указать на необходимость внимания к каждому человеку, уважение и доброе отношение к человеческой личности, то есть закрепить принцип гуманности.

Как и у большинства субъектов международного права, у Интерпола имеются свои эмблема и флаг. Они были утверждены на Генеральной Ассамблее, проходившей в Берне в 1949 г., и используются с 1950 г. В 1972 г. на Генеральной Ассамблее Организации во Франкфурте Индонезия предложила изменить эмблему, дабы на ней были отображены все регионы, представленные в Интерполе. Соответствующие изменении утвердила следующая сессия Генеральной Ассамблеи, собравшаяся в Вене. Флаг Международной организации уголовной полиции выполнен в традиционных цветах международных организаций — голубом и белом. В каждом из четырех углов флага изображены молнии, направленные к центру и символизирующие оперативную связь и скорость полицейской деятельности. В центре флага в белом круге расположена эмблема Организации. На эмблеме — земной шар, обрамленный оливковыми ветвями, весы богини правосудия Фемиды и карающий меч правосудия. Меч воплощает собой деятельность полиции. Весы Фемиды символизируют справедливость. Обрамленный оливковыми ветвями земной шар является символом мира, согласия и сотрудничества. Земной шар, повернутый таким образом, чтобы центральный меридиан проходил через Париж (где в 1950 г. находилась штаб-квартира), показывает, что деятельность Организации распространяется на весь мир. В центре под земным шаром на эмблеме указано краткое наименование Организации - INTERPOL. По обоим краям от лезвия меча над земным шаром нанесены четыре буквы - OIPC и ICPO, с которых начинается полное наименование Международной организации уголовной полиции соответственно на французском (Organisation internationale de police criminelle) и английском (International Criminal Police Organization) языках.

Органы Международной организации уголовной полиции строят свою деятельность на основе Устава и Регламента. Вступив в силу 13 июня 1956 г., Устав заменил собой учредительный акт 1923 г. Он стал документом, подробно регламентирующим компетенцию Интерпола, его цели и задачи, принципы участия в международной борьбе с уголовной преступностью. Он же закрепил структурную организацию, которая постепенно формировалась под воздействием выполняемых Интерполом задач и стала соответствовать типовой структуре ряда международных организаций.

Первые четыре статьи составляют Общие положения Устава. В статье 1 Устава закреплено официальное название Организации: «Международная организация уголовной полиции (Интерпол)» и официальное место пребывания — Франция (до 1984 г. указывался только Париж). Статья 2 Устава раскрывает цели деятельности Организации: обеспечение и развитие наиболее широкого взаимодействия между всеми заинтересованными органами уголовной полиции в рамках действующего в странах — участницах Интерпола законодательства и в духе Всеобщей декларации прав человека, а также учреждение и развитие всех необходимых органов, которые будут эффективны в борьбе с преступностью[12]. Статья 3 Устава, рассмотренная нами подробно выше, запрещает Организаций вмешательство или деятельность политического, военного, религиозного или расового характера. В статье 4 оговаривается общий порядок вступления в Интерпол. В соответствии с ней любая Страна имеет право уполномочить любой свой официальный полицейский орган выступать в качестве члена Организации. Просьба о вступлении в Организацию направляется Генеральному секретарю для последующего рассмотрения на Генеральной Ассамблее.

Статьи 5-37 Устава регламентируют структуру Интерпола, организацию органов и их полномочия. Положения данных статей дополняются процедурными нормами ст. 2-50 Регламента Международной организации уголовной полиции (принят одновременно с Уставом) в отношении Генеральной Ассамблеи, Исполнительного комитета, Генерального секретариата и Советников. В случае расхождения положений Регламента с Уставом Организации действует последний.

В статьях 38-40 Устава и 51-52 Регламента Организации урегулированы вопросы ресурсов Организации. Ресурсы Интерпола составляют ежегодные взносы членов Организации, а также добровольные пожертвования и другие источники, одобренные Исполнительным комитетом. Взносы выражаются в так называемых бюджетных единицах. Каждая страна при вступлении в Организацию заявляет, сколько бюджетных единиц она желала бы платить[13] (от 2 до 100), исходя из размера своего населения и валового внутреннего продукта. Затем данное заявление должно быть утверждено на сессии Генеральной Ассамблеи. В 2000 г. 1 бюджетная единица приравнивалась к 12 000 евро.

Страна, не выполнившая по каким-либо причинам своих финансовых обязательств перед Организацией в предшествовавшем финансовом году, лишается некоторых из своих прав: права голоса на сессиях Генеральной Ассамблеи по большинству вопросов, права присутствовать на конференциях и иных мероприятиях, проводимых в рамках Интерпола, права проводить на своей территории подобные мероприятия, права направлять работников в Генеральный секретариат и иных прав, не предусмотренных в Уставе.

Бюджетные вопросы и вопросы бухгалтерского учета в Организации урегулированы ст. 40 Устава и ст. 51 Регламента, а также Финансовыми правилами, принятыми Генеральной Ассамблеей в 1990 г. (вступили в силу 1 января 1991 г.). В соответствии с ними проект бюджета составляется Генеральным секретарем и представляется на утверждение Исполнительному комитету. Бюджет вступает в силу после его принятия Генеральной Ассамблеей. За исполнение бюджета ответствен Генеральный секретарь, которому помогает финансовый инспектор. Его управление счетами контролируется аудиторами, назначаемыми Генеральной Ассамблеей на 3 года.

Статья 41 Устава позволяет Организации во всех случаях, когда это станет целесообразным, с учетом ее целей устанавливать отношения и сотрудничать с другими организациями, что эффективно применяется на практике. В соответствии с этой статьей Интерпол смог установить отношения с Комиссией ООН по наркотическим средствам, Экономическим и Социальным Советом ООН и другими международными организациями.

В Уставе имеются статьи о его применении, изменении и толковании, а также Временные положения.

[1] Статья 9 Всеобщей декларации прав человека.

[2] Бабович Б. Интерпол и права человека//Информационный бюллетень Национального центрального бюро Интерпола в Российской Федерации. 1992. № 2-3. с. 38.

[3] Овчинский В. С. Интерпол (в вопросах и ответах). М: Инфра-М, 2001. с. 50.

[4] Резолюция Генеральной Ассамблеи МОУП № AGN/63/RES/16.

[5] Конвенция 1984 г. против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания//Права человека: Сб. международно-правовых документов. Минск: Белфранс, 1999. с. 216-227.

[6] См. Приложения, с. 112: ст. 3 Устава Международной организации уголовной полиции (Интерпол).

[7] Резолюция Генеральной Ассамблеи МОУП № AGN/63/RES/9.

[8] Уголовная юстиция: проблемы международного сотрудничества/Под рук. В. М. Савицкого. М.: БЕК, 1995. с. 225.

[9] ICPO — Interpol. General information. Lyons: General Reference Department, 1995. P. 4.

[10] Interpol: 75 years of international police co-operation. London: Kensington Publications Ltd., 1998. P. 11.

[11] Постановление Правительства Российской Федерации от 14.10.96 г. № 1190 «Об утверждении Положения о Национальном центральном бюро Интерпола»//Собрание законодательства Российской Федерации. 21.10.96 г. № 43. Ст. 4916.

[12] Родионов К. С. Интерпол в фас и профиль//Российская юстиция. 1996. № 1. с. 49.

[13] Родионов К. С., Яни С. А. Интерпол: структура и задачи//Социалистическая законность. 1989. № 3. с. 62.

Ленинградское РО ВПА МПА: Email: info@rusipa47.ru, сайт: www.rusipa47.ru, тел/факс: +7 812 291 35 59

vk rusipa47   facebook rusipa47  instagramm rusipa47  tweet rusipa47  rusipa47 skype

18581883

Российская Империя
(1858-1883 г.г.)

18831917

Российская Империя
(1883-1917 г.г.)

18831917

Республиканская Россия
(1917-1918 г.г.)

19181924

РСФСР
(1918-1924 г.г.)

19241991

СССР
(1924-1991 г.г.)

18831917

Российская Федерация
(с 1991 г.)